История

Не о многих газетах поэты слагали стихи. Вот так сразу вспоминаются (с помощью «Яндекса») строки Маяковского: «Вопросы и трудные, и веселые, и скользкие, и в дни труда и в дни парадов — ставила, вела и разрешала "Комсомольская правда"».  Есть стихотворные строки (две) и о «Молоте»: «Газета "Молот" — в Ростове голод». Автор неизвестен. Речь идет о голоде в начале 30-х. Повод печальный, но таким образом «Молот» вошел в фольклор. Кстати, Маяковский бывал в редакции «Молота» неоднократно.

Как пишет Илья Березарк (в 1926 году — корреспондент «Молота»), «в редакции Маяковский бывал каждый день. С разрешения редактора он просматривал и правил материал — не стихи, нет, обычные рядовые репортерские заметки. И мы порой удивлялись, какими выразительными и красочными становились эти заметки после его правки. В этот приезд Маяковского произошла история, которую он после использовал в одной из своих пьес. В нашей редакции была уволена машинистка. Она... красила губы. При тогдашних пуританских нравах некоторым казалось, что она компрометирует редакцию, вносит буржуазное разложение. Нелегко было в то время найти работу, и машинистка плакала. Я и местный фельетонист Н. обратились к Владимиру Владимировичу: помогите!
Маяковский вошел в кабинет редактора. Сел с почти угрожающим видом.
     — Скажите, — сказал он, — кому же она красит губы: себе или вам?
Редактор застеснялся и обещал восстановить машинистку на службе. Но Маяковского обещание не удовлетворило. Он потребовал, чтобы тут же, при нем, был написан соответствующий приказ, что и было сделано».

ТИПОГРАФИЯ

Газете «Молот» исполнилось больше  100 лет. «Молотом» она стала не сразу. С 1917 по апрель 1918 года газета называлась «Наше знамя». С января 1920-го стали выходить «Известия Ростово-Нахичеванского ВРК», с 1921 по 1924 год — «Трудовой Дон».

Редакция газеты располагалась на улице Никольской, 54 (ныне — Социалистическая, 50а). Дом существует и поныне — это здание с мемориальной доской «Здесь жил советский драматург Николай Погодин».  Лауреат двух Сталинских премий, автор «Человека с ружьем»  и «Кремлевских курантов». Погодин работал в «Трудовом Доне». Наверное, думал, что очень удобно ходить на работу в домашних тапочках. С лета 1922 года Погодину пришлось поменять привычный образ жизни — редакцию «Трудового Дона» переселили в здание на углу Братского и Большой Садовой, туда, где до прихода большевиков помещались редакция и типография газеты «Приазовский край». Редакция «Трудового Дона» расположилась на втором этаже, на первом — типография, которую также передали газете.

Август 1922 года считается годом рождения типографии «Молот».

КУЕМ НОВУЮ ЖИЗНЬ

Считается, что название «Молот» в 1924 году придумал Анастас Микоян, секретарь Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б) в Ростове-на-Дону. Дело в том, что в 1924 году власти решили укрупнить регионы, был образован Северо-Кавказский край с центром в Ростове. «Трудовой Дон» должен был стать главной партийной газетой региона (а Микоян — главным партийцем края). Название газеты должно было соответствовать региону.
«Назовите газету "Молот", — сказал Микоян, — чем плохо? Ведь мы с вами новую жизнь куем».
По одной версии, логотип газеты придумал выпускник Ростовского художественно-промышленного техникума Иван Максимович Семенов, впоследствии известный советский карикатурист. Есть и другая версия — логотип по заданию редакции разработал художник Александр Мытников, ставший впоследствии главным художником краевого книжного издательства и известным сценическим художником. Скорее всего, автором логотипа был Мытников — Семенову в 1924 году было всего восемнадцать.
В 1924 году издательству «Молот» было передано и здание, расположенное напротив бывшего «Приазовского края» (ул. Энгельса, 11). Помимо собственно «Молота», в издательстве печатались: «Советский пахарь», «Большевистская смена», «Ленинские внучата», «Путь рабселькора», «Советский Юг».

ПЛЮС САД НА КРЫШЕ

В 1930 году началось строительство пятиэтажного производственно-административного корпуса издательства «Молот» на Буденновском проспекте. В декабре 1932 года газета «Молот» писала: «На плоской крыше устраивается сад. Летом эта крыша будет использована под солярий, культкино и физкультурную площадку. Дом внутри оборудуется всеми новейшими техническими приспособлениями, облегчающими работу редакции. Запроектирована пневматическая почта, которая даст возможность, не отходя от стола, пересылать почту в любую из комнат всех этажей дома. В информационном отделе будет установлен "Клейншмидт" — усовершенствование, дающее возможность принимать информацию из Москвы непосредственно на пишущую машинку».
Клейншмидт — буквопечатающий аппарат. Вот как Константин Паустовский описывает их работу: «Машинистка (их зовут пуншеристками) пишет на пишущей машинке. Но вместо строк на бумаге из машинки выползает пергаментная лента с пробитыми на ней точками — машинка (она называется пуншер) сама переводит наш алфавит на знаки Морзе. Пробитая этими знаками пергаментная лента идет в особый передатчик — трансмитор. Он втягивает ленту в себя и передает ее содержание по прямому проводу в Ленинград или другой город. В Ленинграде провод присоединен к пишущей машинке вроде телетайпа. Она автоматически принимает информацию, переводит ее со знаков Морзе на русский алфавит и печатает на бесконечной ленте. Ленту время от времени отрывают и передают редактору. Вот и все. Быстрота передачи поразительна». В корпусе на Буденновском были зал заседаний на 300 человек, столовая и кухня на 400–500 обедов, а также газоубежище.

ТИПОГРАФИИ НЕ ГОРЯТ

Увы, здание, построенное в конструктивистском духе, не пережило Великую Отечественную — комплекс сгорел. В 1946 году начались восстановительно-строительные работы — от конструктивизма и сада на крыше не осталось и следа, зато появился производственный корпус на улице Пушкинской. Второй пожар «Молот» пережил уже в перестроечные времена: первого августа 1990 года сгорел газетный цех и вместе с ним 8 новых восточно-германских печатных машин «Рондосет» (одни из лучших по тем временам). Машины установили всего за несколько лет до пожара — в новом комплексе на улице Доватора. Из восьми сгоревших машин бригаде слесарей-ремонтников удалось оперативно собрать две. Как бы то ни было, к началу XXI века в типографии издательства «Молот» печаталась 41 центральная, областная и городская газета ежедневным тиражом 1,5 миллиона экземпляров. В 2009 году в «Молоте» произошли глобальная модернизация и перевооружение. Перешли на полноцветную печать, были установлены офсетные печатные машины Cityline-Express.